Вадим Козин

 «Вадим Алексеевич! Великая достойная жизнь! Великая достойная смерть! А между ними — великий характер»М.Жванецкий
Гениальный русский певец и «Король Эстрады»  ранней советской эпохи - Вадим Алексеевич Козин (21.3.1903. СПб. - 19.12.1994. Магадан), блистательно исполнявший русские и цыганские песни и романсы, по материнской линии происходил из рода старинного хоровых цыган Ильинских, подарившего миру в нескольких поколениях множество талантливых певцов, танцоров, музыкантов. Вадим Алексеевич использовал в своем творчестве богатейшее наследие хоровых цыган русские и цыганские песни и романсы.Многие из них он слышал в своем доме. Именно в этом цыганские истоки творчества Козина.

В 1865 году петербургский цыган Николай Ильич Ильинский взял в жены полевую новгородскую цыганку Агапию, сестры которой, Лёля и Домаша Масальские, стали знаменитостями того времени. Сам Николай Ильич был  превосходным гитаристом и работал в хоре выдающегося цыганского дирижера Николая Шишкина. В семье Н. И. Ильинского было 16 детей, многие из которых работали в цыганских хорах и ансамблях. Особо надо отметить замечательного дирижера Алексея Николаевича Ильинского, который приходился Вадиму Козину дядей по материнской линии. В самодеятельный цыганский ансамбль А. Н. Ильинского входило до ста пятидесяти человек. Представители рода Ильинских проживали  преимущественно под Ленинградом — в селе Сусанино и в городе  Волхове. 
Рассказывает сам Вадим Козин (запись начала восьмидесятых годов): "Мать моя, Вера Ильинская, цыганка, пела в цыганском хоре... А знаешь, откуда наша фамилия в роду - Ильинские? Кочевые цыгане поклонялись Илье Пророку. Они странствовали по России и во время грозы молния обязательно попадала в какую-нибудь кибитку и разбивала ее в дребезги. А в кибитку моих предков не попадала никогда, и люди стали говорить: "А-а, это Ильинские, им всегда везет", то есть Илья Пророк был нашим защитником, покровителем. От прозвища Ильинские и пошла фамилия моей матери. »

Слова матери - никогда не пой того, чего не чувствуешь, - запали ему на всю жизнь. Отец Вадима - Алексей Козина был купцом первой гильдии. Семья была прогрессивной во всех смыслах слова. Дед будущего певца, тоже купец, приобрёл «бенц», так что Вадим Алексеевич с детских лет приобщился к личному транспорту 20 века. Прогрессивный дед также одним из первых в Питере провёл телефон к себе на квартиру. Отец Вадима Алексеевича Алексей Гаврилович, окончил академию во Франции, после чего стал высокооплачиваемым бухгалтером. 
Вадим Алексеевич вспоминал:
— Дедушка по отцовской линии был крепостным графа Шереметева. Но в знаменитый крепостной театр не
попал, это я служил в крепостном театре уже при советской власти. А он платил оброк, работая офеней. Знаете, что это такое? Это бродячий торговец, продававший по деревням мануфактуру, галантерею, книжки, иконы... Другими словами — коробейник. Дедушка сколотил деньжат, выкупился у графа на волю и за сто рублей купил участок земли в Петербурге. Он был очень разворотливым человеком: заложив участок, на вырученные
деньги стал строить дом. Построил первый этаж — сдал его в аренду, рассчитался с кредиторами и стал надстраивать второй этаж. В конце концов построил дом, который и до сих пор стоит! По торговой линии пошел поначалу и мой отец Алексей Гаврилович. Смолоду развозил по деревням галантерею, бижутерию. Потом дедушка послал его учиться в Париж. Отец выучился на бухгалтера и с торговлей «завязал», поступив на службу в петербургское отделение банка «Лионский кредит»

После революции Козины потеряли всё.  Алексей Гаврилович вел торговлю, пойдя по стопам своего отца, и был лишен всего нажитого за "нетрудовые доходы", отчего в 1922 году его сердце не выдержало, и он скончался. Мать Козина, Вера Владимировна, стала плохо видеть. Вадим должен был стать кормильцем матери и 4-х сестёр. А найти работу ему, вполне образованному по тем временам юноше, было ох как не просто – мешало «чуждое» социальное происхождение. Через биржу труда юноша устраивается в порту грузчиком, расклеивает по городу концертные афиши. Иногда выходит на сцену рабочего клуба, где под рояль, под гитару поет цыганские и бытовые романсы. Молодые типографские рабочие устроили самодеятельный клуб в бывшем здании церкви, что на улице Правды, там он и выступал. Выступал и с комическим хором Чарова, где приходилось играть в спектакле великого князя Владимира Кирилловича. Петь в свое удовольствие - это одно, а надо было еще и деньги зарабатывать. Днём Вадим Козин работал грузчиком на питерских пристанях, а вечером подрабатывал тапёром в кинотеатрах. Народный дом, вблизи Петропавловской крепости: там был четырехъярусный кинотеатр, в котором показывали немые фильмы Чарли Чаплина, Макса Линдера, Веры Холодной.
От тапера требовалось сопровождать эти фильмы непрерывной игрой на фортепиано. К концу работы болели пальцы, но музыкальное сопровождение, игра послужили хорошей тренировкой, выработали творческую выносливость, дали определенные навыки владения инструментом, научили пониманию характера эстрадного исполнительства. В Ленинграде Вадим Алексеевич учился петь у знаменитой цыганской певицы Елены Шишкиной. Елена Егоровна Шишкина работала в  цыганском хоре Р. А. Калабина и Н. И. Шишкина рядом с такими певицами, как Пиша, М. И. Васильева (дочь И.Васильева), О. П. Панкова (Лёдка) и другими.


Первое выступление Козина состоялось в декабре 1925  года. Красивый высокий тенор сразу покорил слушателей. По душе пришлась его искренность, задушевность, точность фразировки, культура пения, хороший художественный вкус Его постоянным аккомпаниатором  был замечательный пианист Давид Ашкенази. 

Нередко вместе с ним на сцену выходила его  сестра, танцовщица Зоя Эммануиловна Ильинская. Она  вспоминала, что в этом случае Вадим Алексеевич садился за рояль и подыгрывал ей. Улыбался и говорил: «Ну что, сестренка,— хоп-ща!» Так цыгане обычно подбадривали своих танцоров.
 Сочинять  песни Вадим Козин начал в 1929 году. Первая же его песня «Бирюзовые колечки» стала популярной. Цыгане поют ее до сих пор. Но как? Интересная получилась история: слова козинской песни цыгане объединили со  словами песни «О дывэс», народное и авторское в ней  неразделимы. В истории эстрады не так уж много подобных примеров. Спроси сейчас у любого цыгана, кому  принадлежит песня «Бирюзовые колечки», и он скажет, что она народная. Это, конечно, наилучшая форма. творчество Козина тесно связано с цыганским искусством  прошлого. Оттуда и его манера пения, когда каждое слово пропевается осмысленно, несет эмоциональный заряд. Да и в своих песнях Вадим Козин продолжал традиции русского городского романса.
 Ефим Друц Алексей Гесслер «ЦЫГАНЕ ОЧЕРКИ»

 В тридцатые годы Козин на пике славы. Вадима Алексеевича приняли во Всесоюзное гастрольно-концертное объединение. Это позволяло ему выступать с концертами по всему СССР. Он много гастролирует, записывается на пластинки, которые расходятся огромными тиражами. 

Из Автобиографии написанной В.А.Козиным:
1935 г. Я приехал в Москву. Первые выступления состоялись в эстрадном театре парка культуры им. Горького. Через три дня я был записан на пластинки. Зима — концерты в Сочи, вторая половина зимы — концерты в Москве, появление пластинок. Начало популярности, масса поклонниц и поклонников… С 1936 года я начал петь свои сольные концерты. В двух отделениях я пел не менее 25 вещей.

В 1936 г. Козин переезжает в Москву для работы в Союзконцерте. В сентябре 1937 на московской студии звукозаписи Вадим Козин записал несколько старинных романсов под аккомпанемент  цыганских гитар Вавы Полякова и Ивана Ром-Лебедева.
 « С началом Великой Отечественной войны певец написал песню «Москва». С первых дней В. Козин – во фронтовой бригаде артистов. Наркомат путей сообщения выделил ему для поездок специальный вагон. Со своей бригадой выступал в госпиталях, фронтовых частях, на военных кораблях. Однажды вся артистическая бригада чуть не попала к немцам… После окончания одного из концертов на передовой известный военачальник И. Х. Баграмян вручил В. А. Козину в полевых условиях орден Красной Звезды. Маэстро носил орден всю свою жизнь на обратной стороне лацкана парадного пиджака. В 1943 году по предложению Московского дома звукозаписи В. Козин напел свои военные песни, среди которых были «Махорочка», «Шел отряд», «Улыбнись, родная», «Тучи над городом встали», «Дай жизни, Калуга, ходи побыстрей, Кострома» и другие. Изготовленные огромными тиражами, пластинки были направлены в военные госпитали, во фронтовые части. И на фронте, и в тылу пели «Осень», «Всем ты, молодец, хорош»… Алексей Ильинский Из цыганского рода Ильинских. К 105-летию Вадима Козина — 22.03.2008

Из Автобиографии написанной В.А.Козиным:
 1941, 1942, 1943 гг. Война. Поездки с концертами по фронтам. Я со своей бригадой самый первый уехал на Черноморский фронт, в Севастополь, Ленинградский фронт, Северный флот, Мурманск. Между Севастопольским фронтом и Ленинградским — поездки с концертами по Волге, Уралу, Средней Азии.
По целому ряду причин, Козин не нравился отдельным шибко-рьяным выслуженцам режима и влиятельным представителям Министерства Культуры СССР, начиная с элементарной зависти и наступившего запрета на исполнение певцом "упаднических" романсов в стране строящегося коммунизма, и заканчивая его экстравагантным внешним видом (например, его знаменитой брильянтовой заколкой для галстука и прочих атрибутов "мещанства", как тогда это называли), а так же, в целом, его "не советской" манеры держаться, и в жизни и на сцене.

 Из книги «Кумиры российской эстрады» Борис Савченко (1998):
«Судьбу знаменитого певца определил сам Берия. Лаврентий Павлович вызвал Козина в свой кабинет в Гранатном переулке и повел беседу о репертуаре артиста. «Ну, расскажи, Вадим, что ты теперь поешь по праздникам?» А рассказывать, в общем, было нечего. В дни торжеств Козин исполнял всего одну песню...» (сочиненную его шурином поэтом Демьяном Бедным с политическим содержанием и упоминанием В.И.Ленина.  Ее артист и напел для Берии, запись этой «нетленки» о Ленине в исполнении В.Козина сохранилась)
 «И это все?!» — пренебрежительно удивился Берия. «Все!» — «Ну, знаешь ли! Тебе надо подготовить что-то для него, хозяин кабинета показал на портрет Сталина. — Ему это будет приятно». — «Я лирический певец и ничего другого разучивать не буду». Берия улыбнулся: «Так и не будешь?» — «Не буду». — «Ну ладно, иди. Будем считать, что разговор не состоялся». На том все и кончилось. Все в смысле карьеры и вообще жизни на свободе. »

В мае 1944 Козина арестовали и привезли на Лубянку, длинной чередой потянулись в тюрьме серые, беспросветные дни. Певца обвиняли в антисоветской деятельности и аморальной жизни. По Москве ходили слухи что "посадили" Вадима Козина за роман с женой толи какого-то очень крупного и серьёзного московского партийного босса, толи даже некоего известного боевого генерала (потребовавшего "расплаты" и нажаловавшегося на певца за "аморальное поведение", написав донос в соответствующие "органы" и пожелавшего навсегда "раздавить" ненавистного "соперника"). Козин был осужден решением Особого совещания НКВД СССР от 12 февраля 1945 года на 8 лет.

В Маглаге Козин по сравнению с прочими находился на особом положении. Начальник Дальстроя генерал Никишов относился к нему настороженно, но его супруга, покровительница местных искусств Гридасова, открыто благоволила к недавнему кумиру эстрады. 

В театр вместе с другими новичками культбригады Вадим Козин ходил под конвоем, но зато ему позволили не менять материковую одежду на лагерное обмундирование. Он прибыл в осенний Магадан в модно сшитом пальто с воротником из выдры и небольшой каракулевой папахе. Его пальто так понравилось Гридасовой, что она попросила театральных костюмеров забрать его на время у Козина, чтобы сшить точно такое же своему супругу.



 " В магаданском театре Никишев, начальник Дальстроя, обрывал Вадима Козина, широко известного тогда певца: "Ладно, Козин, нечего раскланиваться, уходи!" 
 «Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956» Солженицын А.

В положении заключённого, Козин дал сотни концертов на Колыме. 
 В начале сентября 1950 года Вадим Козин был досрочно освобожден, но без права выезда. Наконец отбыт лагерный срок, следует ссылка в Магадан, а затем долгожданная реабилитация. Несколько лет Козин служит художественным руководителем  ансамбля песни и пляски им. Ф. Дзержинского в Магадане, начальником клуба 7-го транзитного городка, старшим библиотекарем Магаданской областной библиотеки им. А.С. Пушкина. 26 февраля 1955 г. Вадим Алексеевич зачислен артистом Магаданского областного музыкально-драматического театра им. М. Горького, что дает ему возможность отправиться на гастроли по Дальневосточному краю, Сибири и Уралу.  В поезде он проехал по Транссибу. Через Курган поезд доставил певца в Челябинск. На Южном Урале  Вадим Козин дал 100 сольных концертов. Козин выступает на Камчатке на Курилах, Якутии. Позднее певец напишет: Послевоенные годы отданы Северу. Работа в эстрадно-концертной группе музыкально-драматического театра. Выступления перед горняками, шахтерами, геологами, транспортниками, рыбаками. 
В 1958 году Вадим Козин , получив разрешение властей - дает концерты в городах Центральной России, триумфально шествует по Волге, и наконец, снова в Москве. 

 Однако Радио и зарождающееся телевидение СССР продолжают по инерции замалчивать его имя, а на крупных столичных скандальный певец - персона нон-грата. В итоге, Козин дает всего один концерт в Москве. 
Поэт Петр Нефедов вспоминает:«Концерт Вадима Алексеевича в Москве был закрытым и проходил в ныне снесенном здании театра «Современник», что стояло на площади Маяковского. Зал был переполнен, успех исключительный, море цветов, Вадима Алексеевича вынесли из зала на руках поклонники, среди которых были народные артисты СССР А. Райкин, И. Козловский, Л.Утесов... В тот же вечер Вадим Алексеевич позвонил мне по телефону: «Предлагают несколько концертов в Москве, только залы дают не престижные. Я же сказал — буду петь только в Колонном зале! И более нигде!»
В 1959 Вадима Алексеевич совершает большую гастрольную поездку по стране: Владивосток, Хабаровск, Тбилиси, Воронеж, Горький, Куйбышев, Сталинград, Сочи... Его сопровождают концертмейстер Борис Тернер, скрипач Ефим Дзыгар, декламатор Трояновская. Гастрольное турне закончилось в Хабаровске арестом певца. Причиной стал личной дневник с негативно резкими оценками «достижений» советской власти, который попал в руки КГБ, и где автор не стеснясь в выражениях, описывал нищету советской провинции.  

Освободившись в 1961 году, Вадим Козин добровольно и до конца своих дней остался жить в Магадане, когда уже никто его там насильно не держал,  полюбив этот суровый город, проникшись его неповторимой северной красотой, уединённым покоем и оторванностью от цивилизации, в которой некогда знаменитейший певец купался в абсолютном зените всенародного обожания и славы. На рубеже 50-60 в СССР пользовались популярностью самодельные рентгеновские пластинки с новыми концертными, и старыми граммофонными записями знаменитого певца. 
В 1968 году Козин стал новоселом в квартире №9, в первом доме по Школьному переулку, рядом с магаданским театром, в котором работал долгие годы, о чем и заявлено в его шутливой песенке: «Я живу в квартире номер девять, Школьный переулок, дом один». 




16 апреля 1973 году на сцене Горьковского театра Вадим Козин дал свой последний сольный концерт, посвященный 70-летию со дня рождения и 45-летию творческой деятельности. На этом юбилейном вечере певец впервые пел зрительному залу в микрофон.  Три часа без антракта исполнял маэстро для магаданцев свои любимые романсы, и зал слушал их, затаив дыхание, взрываясь овациями. 

В марте 1981 ГТРК Магадан была отснята телевизионная передача "Жизнь песни", в которой приглашенный в студию Вадим Козин пел свои песни и романсы.  Последний официальный концерт состоялся в Магаданском музыкально-драматическом театре имени Максима Горького и был посвящен восьмидесятилетию со дня рождения и шестидесятилетию сценической деятельности патриарха советской эстрады Вадима Алексеевича Козина. Первую советскую долгоиграющую пластинку Козина выпустили лишь к 1985г., в нее вошли песни и романсы записанные в 30-е годы.  17 декабря 1987 в телеэфир СССР вышла передача: «Два портрета на звуковой дорожке: Изабелла Юрьева и Вадим Козин»(реж. А.Гиммерверт) по ЦТ , а в слудующем году «Письма к Козину...» по Ленинградскому телевидению, в них вошли материалы отснятые ранее в Магадане ( журналисткой А.Верной и кинооператором Е.Бурововым). В 1991 году, в преддверии 90-летия В.А.Козина, председатель магаданского горисполкома Г. Е. Дорофеев инициировал создание по соседству с квартирой певца музыкального салона, в котором певец давал домашние концерты до конца своих дней, аккомпанируя себе на подаренном к 90-летию рояле «Беккер». В 1993 г. в Магадане проходили юбилейные торжества в честь 90-летия Вадима Козина. 19 декабря 1994 года Вадим Козин скончался в магаданской больнице. Похоронен в Магадане на Марчеканском кладбище.

Комментариев нет:

Отправить комментарий